26 апреля 2019
7°C, 2 м/с
USD ЦБ
64,68
+0,70
EUR ЦБ
72,11
+0,40

Новости

ИК-2 продолжает кошмарить заключенных. Новые лица

15 апреля, 17:01   11129

Сложившаяся в ФКУ ИК-2 УФСИН РФ по Ульяновской области ситуация, связанная с многочисленными нарушениями закона, а подчас – и преступлениями, совершаемыми «верхушкой» администрации данного исправительного учреждения, уже неоднократно становилась объектом нашего внимания. Так же, неоднократно, нами ставился абсолютно естественный вопрос: в чем причина того, что имеющие место на ИК-2 нарушения Закона, ежедневно наблюдаемые «изнутри» частью, еще не потерявших человеческий облик и элементарные представления о чести и морали, сотрудников колонии и ясно видимые «снаружи», как руководством УФСИН РФ по Ульяновской области, так и множеством представителей различных надзирающих органов, почему-то не изживают себя, а продолжают происходить с пугающей регулярностью?

Задавшись этим вопросом, мы, естественно, попробовали найти на него ответы. Это было нелегко и потребовало значительных усилий, вылившихся в то, что нам пришлось говорить об этом и с лицами, ранее отбывавшими наказание на ИК-2, а теперь освободившимися, а также с сотрудниками данной колонии. Однако наши усилия себя оправдали.  

Истина, как бывает, оказалась страшнее самых смелых фантазий. А правда о том, как в действительности работает преступный синдикат, официально именуемый «Исправительная колония №2 Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Ульяновской области» потрясает.

Начнем с человека по фамилии «Яманчев».

Алексей Александрович практически всю свою жизнь посвятил службе в уголовно-исполнительной системе и, будучи уже зрелым человеком и офицером, занял ответственный пост начальника оперативного отдела ИК-2. Колонию и типичные вопросы, возникающие в ходе ее работы, А.А., знал, как свои пять пальцев, поскольку карьера его шла, как говорится «с низов»; особых сложностей с решением таких вопросов он не испытывал.

В один прекрасный день А.А. видимо задумавшись о неумолимо надвигающейся старости и в его голову пришла простая, но замечательная мысль: «неужели я, подарив лучшие годы своей жизни службе и не получив от государства взамен ничего особенного, не достоин большего?». Шло время и эта мысль, прочно укоренившаяся в системе ценностей А.А., превратилась конкретный план, который г-н Яманчев стал реализовывать не жалея времени и сил.

План был прост, эффективен и заключался в том, чтобы превратить исправительную колонию, в которой Алексей Александрович проработал много лет, в неиссякаемый источник личного дохода. Дальнейшие действия Яманчева, как говорится, видимо были делом техники.

В общем, деньги можно было получать всего из двух источников – от государства (исправительные колонии являются бюджетными учреждениями, и на их содержание государством выделяются немалые средства, часть из которых можно попросту украсть) или от содержащихся здесь осужденных (их друзей и родственников). Осмелимся предположить, что, не смотря на то, что каждый из этих источников сулил немалые выгоды, г-н Яманчев решил их совместить.          

Для организации успешного и главное – безопасного перераспределения денежных потоков из казны и карманов родителей осужденных на собственные счета в банках Алексею Александровичу пришлось, конечно, приложить немало усилий. Однако результат во много раз превзошел (и продолжает превосходить!) первоначальные вложения, окупив их, что называется, сторицей.

Первым важным шагом Яманчева стал подбор кадров для созданного им преступного треста. Таковые тщательно отбирались им, как среди сотрудников администрации колонии (им предстояло либо выполнять свои функции в чрезвычайно разнообразных мошеннических схемах, либо просто закрывать глаза на «шалости» А.А.), так и среди осужденных. На последних возлагалась роль контроля основной массы осужденных, отбывающих наказание в исправительном учреждении, оказания на них давления, вымогательства денежных средств. Ни с первыми, ни со вторыми особых проблем не возникло. Многие из сотрудников ИК-2, проработав годы бок о бок с А.А. и допустив за это время те или иные нарушения, о которых в силу служебного положения стало известно Яманчеву, желая того или нет оказались у последнего, что называется, «на крючке» и не имели особой свободы действий. Среди осужденных же и до этого имелись неформальные лидеры, которых Яманчеву оставалось лишь взять под свой контроль. Стоит ли говорить, что в распоряжении начальника оперативного отдела исправительной колонии строгого режима, по всей видимости, имеется множество весьма эффективных инструментов убеждения: компрометирующие материалы, возможность подкинуть наркотики, перевести со строгих условий на обычные или даже облегченные и т.д.?).

Видимо, после того, как соответствующий «кадровый состав» был сформирован и все вошло в задуманное г-ом Яманчевым русло, многочисленные преступные схемы, объединенные безудержной жаждой наживы Яманчева и приближенных к нему лиц (среди которых, как уже говорилось выше, имелись как сотрудники администрации, так и осужденные), стали работать и приносить всем участникам данного «бизнеса» немалые барыши.

Неугодные Яманчеву начальники отделов и даже назначаемые руководством УФСИН начальники колонии долго на своих должностях не задерживались. К слову, за последние несколько лет на «Двойке» только начальники менялись 5 раз. Доронин (этот создавал преступное сообщество на пару с А.А. и ушел в УФСИН на повышение, что не помешало ему, заняв пост заместителя Управления по БиОР, еще некоторое время получать свою долю) был заменен Задериголовой. Этот тихий подполковник, всю жизнь занимавшийся производственными вопросами, не нашел с А.А. общего языка и буквально через 2 месяца после назначения был уволен на пенсию. Последовавший за ними Корнилов (тоже был в одной связке с Яманчевым и Дорониным) стал грести все под себя и также в скором времени – ходят слухи, что под угрозой возбуждения уголовного дела - был выпровожен на пенсию… Следующим стал Тимряков. Этот недалекий капитан, всю жизнь проработавший в отделе безопасности и больше, чем работой занимавшийся спортом, также не продержался и 3-х месяцев – видимо, не оценил глубину мысли г-на Яманчева… Ему на замену пришел пенсионер Якимочев, который, что называется, никуда не лез и спокойно просидел на должности начальника колонии около года.

Шестым начальником ФКУ ИК-2 назначили печально известного нашим читателям по многим публикациям Башкова А.М. Примерно в одно время с ним в колонию на должность заместителя начальника по безопасности и оперативной работе был с УФСИН РФ по Ульяновской области переведен Тихомиров А.А. Эта «сладкая парочка» поняла А.А. с полуслова, и уже без малого два года царствует вместе с ним в свое удовольствие.



На фото: Заместитель А.М. Башкова по безопасности и оперативной работе А.А. Тихомиров

Чтобы не быть голословными, приведем несколько из типичных для ФКУ ИК-2 УФСИН РФ схем.

 

«Плата за положение». Термин «положение» используется заключенными в колониях лицами для того, чтобы охарактеризовать общую картину жизни в том или ином исправительном учреждении в то или иное время. Этот термин может иметь очень обширное толкование и, в общем-то, обозначает все без исключения аспекты отношения администрации конкретного исправительного учреждения, как к осужденным, так и к исполнению своих должностных обязанностей по поддержанию режима. Сюда, например, входит:

·         наличие (или отсутствие) у осужденных доступа к мобильным телефонам, алкогольным напиткам, наркотикам и другим запрещенным предметам и веществам;  

·         наличие (или отсутствие) у осужденных возможности свободного передвижения по территории колонии;

·         то, насколько рьяно администрация колонии контролирует исполнение осужденными требований правил внутреннего распорядка исправительных учреждений (подъем, отбой, утренняя зарядка, требование о запрете на занавешивание спальных мест и т.д.);

·         то, имеется ли в колонии «дорога» (т.е. возможность передачи мобильных телефонов и других запрещенных предметов, продуктов питания, сигарет и т.п.) в так называемые «святые места» (в число таких входят штрафной изолятор – ШИЗО, отряды осужденных содержащихся на строгих условиях отбывания наказания – СУС, СУОН, медсанчасть).

Ввиду того, что администрация исправительного учреждения в любой момент времени и без особых для себя сложностей может, что называется «навернуть режим», т.е. сделать так, чтобы такие привычные и такие важные для большинства осужденных вещи, как возможность позвонить друзьям и родным, вкусно поесть или просто «расслабиться» (Ну а что? Все мы люди!..) в один прекрасный день пропали, а их заменили бесконечные унылые будни, до краев наполненные сидением на табуретках и скукой, баландой и всевозможными воспитательными мероприятиями, г-н Яманчев, видимо, увидел здесь замечательную возможность заработать.

Делать-то ничего не надо! Даже напротив. Никто из сотрудников администрации колонии, получающих совсем не плохую по ульяновским меркам зарплату, в полной мере свои служебные обязанности не выполняет (отдел безопасности – не обеспечивает соблюдение требований режима, воспитательный отдел – не воспитывает и т.д.), создавая лишь чисто формальную видимость работы: заполняя всевозможные журналы и штампуя липовые отчеты. Осужденные сидят что называется «тихо» - не жалуются на плохое качество пищи в столовой (зачем ходить в столовую, если можно договориться и тебе разрешат хоть каждую неделю получать не только разрешенные ПВР продукты, но и «затягивать» сырое мясо, крупы, макароны?), никудышную санчасть (около 2 лет кряду стоматолог, работавший в санчасти ИК-2, не удалял зубы – для того, чтобы вырвать зуб нужно было писать заявление и около 2 месяцев ждать этапирования на ИК-9 – в областную больницу УФСИН), повальное вымогательство денег. Те осужденные, которые по указанию А.А. выполняли функцию контроля остальной их массы – «смотрящие» - сами соберут денег с этой самой массы и сами отправят немалую часть этих денег на указанные г-ном Яманчевым реквизиты. Все довольны… Да и деньги, надо сказать, получаются совсем не маленькие. По имеющейся у нас информации суммы «платы за положение» ежемесячно отчисляемых на счета г-на Яманчева и так или иначе связанных с ним лиц в среднем составляют около 300т.р. – получается всего по 300р. с каждого из 1000 содержащихся здесь осужденных – совсем немного за возможность ежедневно пользоваться мобильным телефоном, курить гашиш, с размахом отмечать праздники и нормально питаться, не правда ли?

Хотя, конечно, здесь не обошлось и без своих нюансов.

Что, например, делать, если нагрянут проверяющие? Ответ напрашивается сам собой – создать для проверяющих достоверную видимость полного соблюдения на территории колонии всех требований закона – так называемую «заморозку».

Доходило до того, что когда в ФКУ ИК-2 УФСИН РФ по Ульяновской области ожидалась серьезная проверка (например, из центрального аппарата ФСИН) А.А., действуя через приближенных к себе «блатных», собирал все до одного имевшиеся в колонии мобильные телефоны (их по разным оценкам здесь имеется от 200 до 500 единиц – выходило 2 полные спортивные сумки) и выносил их за режимную территорию. При этом до всех без исключения осужденных этими же «блатными» что называется «доводилось» то, что едет проверка, и им на определенное время необходимо внешне соблюдать все требования режима исправительных учреждений – не занавешивать спальные места, не передвигаться по территории колонии без сопровождения сотрудниками администрации и т.д. После того, как проверка уезжала, все возвращалось на круги своя.

Уважаемые проверяющие (к не менее уважаемым сотрудникам УФСИН РФ по Ульяновской области, Общественной наблюдательной комиссии по Ульяновской области и Ульяновской прокуратуры по надзору за соблюдением закона в исправительных учреждениях это не относится, поскольку они – люди, так сказать, свои, близкие, и некоторые из них сами же и предупреждают главных должностных лиц новоульяновской «Двойки» о готовящихся проверках), знайте, что еще до того, как самолет, в котором вы летите в Ульяновск по служебной необходимости сел в аэропорту, «блатные» в ИК-2 уже собрали «массу» и объявили «заморозку». «Запреты» спрятаны, вынесены за территорию колонии, заварены в стальные трубы, закопаны или забетонированы. «Шторки» в бараках, «вольные» вещи и стеклянная посуда убраны. Лица, отбывающие наказание в ФКУ ИК-2 УФСИН РФ по Ульяновской области и доблестные сотрудники ее администрации ждут вас и готовы к любым неожиданностям!!!   


УФСИН РОССИИ. Всё покупается, всё продаётся. Ульяновская область. Часть 1

УФСИН РОССИИ. ВСЁ ПОКУПАЕТСЯ – ВСЁ ПРОДАЁТСЯ. Часть два – ИК 2, скрытое убийство

Продажа УДО как семейный подряд семьи Башковых. Жена начальника ИК-2 может стать фигурантом уголовного дела по фактам торговли УДО.

ФСИН РОССИИ. Всё покупается - всё продаётся. Схемы вымогательства.

Ульяновским СМИ слили данные 5284 заключенных ИК 2 (Новоульяновск)

Освятили и спалили. Пожар в сауне ИК №9

ФСИН России. Всё покупается – всё продаётся. ТЫЛПРОМ по-Башковски.

А.Башков: Ножи – это моя тема! Рабство в ИК-2 пополам с беспределом.

Врио руководителя областного ФСИН Дмитрий Чуриков: Найти источник во что бы то ни стало!!!

УФСИН Ульяновской области или кому на Руси жить хорошо

МОШЕННИКИ В УФСИН РОССИИ или как ИК-2 отмывает федеральные деньги.

НАРКОТРАФИК в Исправительной колонии № 2, Новоульяновск.

Сергей Хомутов
Вы не ошибетесь если поступите правильно (Марк Твен). Если вы обладаете интересными подробностями, материалами, фактами, заслуживающих внимания быть отраженными на страницах нашего сайта, присылайте их мне на почту: gubernator173@yandex.ru.

Реклама


Комментарии

Комментариев пока нет. Напишите первый!

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь


Логин
Пароль